Майский Кавказ 2007. Поход глазами абсолютного новичка.

Глава первая: 28 апреля или начало большого пути

Итак. 28 апреля был днём довольно-таки суматошным и нервным. Лично для меня. Да, хотя бы потому, что поход этот был моим первым. Да, хотя бы потому, что нечто новое всегда, знаете ли, пугает…

Ну так вот…
Началось веселье с моего отправления на вокзал в компании родителей (2 штуки) и Катюхи (1 штука). Катюха решила, что меня просто обязан проводить Петрович. Почему именно он, не знаю… Я его видела то раза 2 на концертах Фокуса… Да и то не пообщалась толком… Ну да ладно. На могучие плечи мужественного Петровича (раз уж он твёрдо решил поприсутствовать) была возложена очень важная миссия (простите, за подробности) — купить рулон туалетной бумаги, поскольку у меня башка дырявая, и я про неё просто-напросто забыла, а когда вспомнила, мы уже сидели в машине и неуклонно приближались к вокзалу. Так что, наше можно сказать, знакомство началось с вручения мне оной. В количестве 4 рулонов. Голубенькой. Ароматизированной. Что несказанно обрадовало моих товарищей по походу. В том плане, что поугорали надо мной наславу.
Ну так вот.
Родители, как только приехали на Курскую и увидели нашу большую и дружную компанию, решили потихонечку ретироваться. Пожелали мне удачи и исчезли. Не могу сказать, что я огорчилась. Какая ж я мерзкая. Дальше… ммм… дальше была суматоха, связанная с поиском Дениски — надо было вручить ему подарок на будущий день рождения (д.р. то 6, а трекинговые палочки нужны сразу… ) и погрузкой в поезд.
Наши равномерно распределились по трём вагонам: 9, 10 и 11. И, разумеется, постоянно ходили друг к другу в гости.
А ещё были остановки по 20 минут на крупных станциях. Тогда вся наша честная братия высыпала из поезда и мирно (насколько это возможно) по Женечкиной иницативе играла в «путаницу»… Ну, знаете, такая игра, когда все встают в круг, берутся за руки и запутываются, а потом кто-то один распутывает… Так вот, распутывание обычно заканчивалось одинаково: «народ! поезд скоро тронется!!!»
А ещё с нами ехали весёлые водники (в смысле 28 весёлые, 29 они были уже довольно-таки грустные и слегка зелёные) и группа детишек-туристов. Вобщем, целый поезд туристов…
28 же у Наташки был день рождения. Поэтому, все осведомлённые (и захотевшие принять участие) — в общей сложности человек так 20 — собрались в 11 вагоне. Пить и песни петь. И то и другое удалось наславу. Только, почему-то, мне показалось, что, когда мы где-то уже ближе к концу мероприятия хором пели «по телеку рядятся, как дальше жить? ДОСТАЛИ! Достали, доста-али!» (да, чего уж там греха таить, не пели, а орали), мы незатейливо так выразили мнение всего вагона, пытавшегося уснуть…
Но всему когда-нибудь приходит конец, и замечательная проводница, всё время повторявшая, как мы ей нравимся, и предлагавшая купить у неё домашнего вина, сказала, что скоро погасит свет. И мы разошлись по вагонам.

 

Глава вторая: 29 апреля или очень загадочный день.

Весь этот день нам предстояло провести в поезде. И, соответственно, как-то развлекаться.

Главным развлечением было поедание продуктов, взятых с собой в поезд. Особенно колбасы. Поэтому, нашим любимым гостем был Лёха с большой буквы. Потому что, он много ест.
Юлька чуть не осталась без ботинка. Потому что, он, вследствие воздействия какой-то магии, очутился в соседнем купе (ну, или как там в плацкартных вагонах называются эти отделения по 4 койки). Благо Гришка провёл поисково-спасательные работы и нашёл пропажу.
Вторым главным развлечением являлось разгадывание всевозможных загадок. Константин Сергеевич, разумеется, начал взрывать мозг непосвящённых загадкой про зажигалку. Загадка страшная. Илюша её уже 4 года гадает… (А 12 летняя девочка из соседнего вагона разгадала минут за 5… говорят, что чем выше образование и уровень iq, тем её разгадать сложнее… )
Каждый раз, когда я приходила в 11 вагон, меня ждала одна и та же картинка: хмурый Женёк с наушниками в ушах решительно режет карты…
Вообще, в поезде я ехала второй раз в жизни. А первый — это было в 11 классе в Петербург и ночью. Сами понимаете, категорическое «не то». Я это, собственно, к чему… К тому, что тётеньки на каждой станции сующие в только что открывшиеся двери раков, пирожки, кефир и так далее по списку, вызывают немеряное умиление.
Не меньшее умиление вызвали батарейки, купленные в замечательном городе Россошь. Батареек было 6. Если те 4, которые назывались Panosanic , ещё работали, то те 2, которые назывались (барабанная дробь) PenesamiG напрочь отказались это делать… Батарейки мои повеселили всех опять таки…
До вечера гадали загадки, потом всё же решили поспать хоть немного — нашу станцию, Белореченск, проезжали в 3. Особенно на «поспать» настаивал Грихо, он вообще большой фанат этого дела, как я понимаю…

 

Глава третья: 30 апреля или «свершился выход на маршрут».

И тут начались неприятности. Неприятности заключались в том, что Оленька, Лёшка и ГПХ отравились курицей. Причём, Оленька немного, Лёшка чуть посильнее, а ГПХ совсем кардинально. Так, что скорую пришлось вызывать. Весёлого мало. Точнее, нет вообще. Потому что, хрен их знает, какая у них там в Белореченске городская больница…

Вобщем, Макса с Лешкой увезли, Илюша уехал с ними, а оставшиеся на вокзале коротали время до первой 7ми часовой электрички. Кто как мог. Кто-то спал на стульчиках, кто-то расстелил коврик на полу (их там такая тёплая компания образовалась на полу… мы с Петей стояли и умилялись… «косточки в ряд и звёздочки в ряд — трамвай переехал отряд октябрят»), кто-то играл в «пантомиму» по инициативе всё той же неугомонной Женечки, а кто-то (собственно, многострадальное Илюшино отделение разбирало Максов рюкзак — потому что Лёшку то обещали выпустить, а насчёт ГПХ были сильно не уверены — и перераспределяло продукты. Больше всего народ поразило колличество запланированного Максом каркаде -1200 грамм… (о нём ещё будет сказана пара добрых ласковых слов. И о Максе и о каркаде)

А в 7 утра погрузились на эту самую электричку и отправились, собственно, навстречу приключениям.
В Майкопе нас покинули МИСИСовцы, Заустинцы и Лазаркинцы (ну, или Шизаренки, как кому нравится)
******************************************************
Ой… скромное лирическое отступление. Оставшиеся в Москве товарищи дали каждой из групп название. По фамилиям руководства. Вот, мы — Быленковцы (Бычков, Павленко), Илюшина группа — Заустинцы (Зайцев, Устинова), а Женьковская группа… ну… вообще, их, конечно, назвали Лазаркинцы (Лазаренко, Шилкин), но Костя их переименовал в Шизаренок… так, случайно… и как-то это… больше понравилось…
*******************************************************
а мы поехали дальше до конечной станции. Посёлок Каменомостский. Она же Ходжох.
Ходжох встретил нас дождём. Впрочем, Белореченск им же нас проводил…
Первым нехилым препятствием были поиски местного телеграфа, чтобы отправить телеграмму о том, что группа вышла на маршрут. Искали полчаса, не меньше!
А дальше… хм… дальше наше руководство посетила мысль сходить в… эм… природный парк… ммм… как же это назвать то по нормальнее!
Вобщем, называется это Ходжохская теснина. Такая окультуренная часть каньона. По каньону протекает Белая река. Очень красивая и довольно жуткая. А ещё там живём медведь. И какие-то обаятельные грызуны, кажется, их назвали нутриями, хотя, фиг знает…
Налюбовавшись на всё это великолепие, мы наконец-таки пошли.
Ай, кстати, воображение поразила встреченная на пути девушка, которая гордо дефилировала по деревенской улице, представляющей собой смесь камней и земли, на каблуках, высотой, ну сантиметров 8… КАК???
В первый день планировалось пройти 10 километров и подняться на 500 метров… хм… это оказалось довольно выматывающим занятием, идти весь день в гору. Впрочем, у Лазаркинцев (или всё же Шизаренок) запланировано было 20 км и подъём на 1000м… Так что, нам ещё повезло… хм…
Первый же день оказался днём прощания с культом сухих ног, потому что наша тропинка пересекала ручей Руфабга раз 10, не меньше! Серьёзным бродом это назвать никак нельзя, воды по щиколотку… Но всё же.
Вобщем, ночевать остановились у пещеры Духан (в которую я так и не смогла залезть… эх-эх). Говорят, там было прикольно…
Единственное что, Гришка слегка разбил голову, когда возвращался. Совсем чуть-чуть… И ещё, Костя умудрился потерять мобильник.
Ну, что ещё… разожгли костёр, сварили ужин (дежурили Леночка, Валерка и ваша покорная слуга), поиграли на гитаре малость и разбрелись по палаткам.

Глава четвёртая: 1 мая или «как мы встретили день всех трудящихсо»

Видимо, в честь дня всех трудящихся, запланировано было пройти 20 км. Зато, хотя бы, вниз…

Дорога изобиловала разнообразием. От асфальта до глиняной пакости, в которой я увязла по колено (ну, потому что ступила… а что! я и не сомневалась, что год свиньи — это мой год…)

Пересекли границу Адыгеи и Краснодарского края.
Видели очень-очень красивое место. Называется Чинарка. Высоченные скалы. Залюбовались…
Ночевали на турбазе Мезмай. Собственно, спали в палатках, но ели за столом в некоем сооружении, названном то ли «спЕвальня», то ли «спИвальня». забавно так…
Заведует этим местом некий загадочный дядя, к которому ходили поговорить Гришка с Костей. Кажется, он им даже рассказал много интересного о том, что ожидает нас на маршруте. В плане, какими тропами лучше идти и что творится с погодой.
Костя ещё смеялся, говоря, что огранизация называется «Горная АВтономная Независимая Организация» (ну-ка, пытливые умы, напишите-ка аббревиатуру… ) Неужели ж, на самом деле так называется? о_О
За день вымотались все. Ну, кроме начальства, разумеется… Мда… куда уж мне в двойку то идти… тьфу ты!
А вечером было публичное чтение сказочки из Леночкиной книжки «Африканские сказки для белых детей». Сказочка потрясающая. Не знаю, как кто, а я буквально лежала под столом… Как сказал Костя, по прочтении этой книги, вы поймёте, что автор действительно любил детей… только не понятно, каким образом…
Ах, совсем забыла рассказать про Юлькину страсть к блатняку! Юля — хрупкая девушка. Заканчивает филологический факультет МГУ… Ещё в поезде Валерка сразил её словом «пырялово» (в переводе — нож). И весь поход у нас прошёл под эгидой блатной лексики. И попыток вспомнить блатные песни. В том числе и этот вечер.
Итак… После ужина и прочтения сказки группа Быленковцев сидит в этой самой спИ(Е)вальне и дружно во главе с Валеркой и Катей пытается вспомнить блатные песни… Идиллия, ё маё…

Глава пятая: 2 мая или «дождь… долбанный дождь…»

Для начала, скажу, что это был Юлькин день рождения.

Проснулись, оставили вещи на Мезмае. Пошли «типа в радиалку» в поразительно красивое Гуамское ущелье. По узкоколейке. Если записывать все восторженные впечатления, то дневник будет на редкость однообразен. Поэтому, сухие факты.
Узкоколейка. Довольно старая. Местами разобранная. Кое-где шпалы обычные, стандартизованные, кое-где сделаны из брёвен. По бокам, заросшие деревьями скалы. С облаками на плечах. А вдоль узкоколейки река Курджипс (кажется, это так пишется). С водопадиками и прочими радостями жизни. Что-то потрясающее.
Поначалу, дождик не напрягал. Даже слегка радовал. (Поначалу то)
Вернулись обратно, собрали вещи, пошли дальше.
Ну… эхм… что сказать… Это был самый необычный Юлькин день рождения. Ну, когда ещё вам удастся в свой день рождения промокнуть под дождём, как я-не-знаю-кто, продрогнуть и почувствовать себя замороженным овощем???
не знаю, как Юлька, а я себя под конец именно так и чувствовала. Пока шли, ещё нормально. Плохо стало, когда остановились.
Мерзкое состояние, когда не понимаешь, что происходит, и лень просто сделать шаг. С третьего раза поняла, какие именно веточки надо собирать для растопки… жуть с ружьём.
потом, ничего так — переоделась, более-менее согрелась, пришла в себя, и жизнь снова обрела радужные краски.
развели костёр (оказывается, это даже под дождём можно сделать), посушились (оказывается, под дождём можно сделать и это), достали подарки и припасённые для этого дня ништяки (и только пакет с красным вином, которое нёс Костя, не выдержал неравной борьбы уж-не-знаю-с-чем, и благополучно порвался. так что, пол-рюкзака было в этом самом вине)
сам день рождения встретили вполне себе тепло, дружно и мило…
подарки дарили со словами: «а теперь у тебя больше сухих вещей!»

 

Глава шестая: 3 мая или «как мы погоду наколдовали»

День начался с сюрпризов: чудеснейшим образом нашёлся Костин мобильник – выпал из какого-то чехла, в который его никто не убирал…

Утро показало, что мой вопрос: «а когда мы войдём в снег?» не просто глуп, а глуп чрезвычайно. Потому что, снег пришёл к нам сам. Красиво, чьёрт побьери!
С утра «похмелялись» путём нюханья пакета из под вина.
А на день была запланирована экскурсия в Азишскую пещеру. Именно экскурсия. С экскурсоводом, как и полагается.
Бодренько собрались (часа за 3,5, побив таким образом все тупняковые рекорды), и потопали. Снег — это вам не дождь, однако жеж!
Да, пещера прикольная. Сталактиты, сталагмиты, сталагнаты… крастотишша!
А в одном из т.н. «залов» есть большая такая колонна, которая называется «пальма желаний». Если до неё дотронуться и загадать желание, и это желание не принесёт вреда человечеству, то оно исполнится. Загадали хорошей погоды (просить сухих ботинок — это так мелочно). И погода, кстати, всё оставшееся время была просто расчудесная!
Вокруг пещеры, ну разумеется, стоят палатки со всякой разной фигнёй. Типа открыток, батареек, плёнок для фотоаппарата, кофе и всяких там сникерсов и бла-бла-бла…
так вот. какие-то местные работники отчего-то решили расщедриться и угостить нас чаем. ну, то есть, за чай то мы заплатили по 10 рублей за стаканчик, так они нам к чаю поставили на стол мёд, лимон, конфетки какие-то… мы сожрали всё. даже лимон… да, мы такие.

в этот день мы подошли, собственно, вплотную к плато Лаго-Наки.
отметились у МЧСовцев…
ой!
про МЧСовцев!! это что-то!!!
во-первых, у них нехилый такой домик. ну да ладно, им положено. из домика доносится запущённая на полную катушку какая-то песенка в стиле айрн-би (если я что-то понимаю в музыке такого рода…) Как только Грихо к ним зашёл, вырубили… Отметился, узнали, где можно палатки поставить, пошли… Догоняет нас добрый человек и говорит, дескать, у вас завтра самый сложный переход, зачем вам мокрые палатки, переночуйте у нас, у нас есть тёплая вода, кровати, бла-бла-бла. по 150 рэ с человека. мы, разумеется, вежливо-вежливо отказались, пошли дальше, нашли место… опять пришёл… дескать, где вы встали, я вам говорил про другое место, здесь ветер, вас тут сдует, давайте, чисто по-человечески, у нас хорошо, бла-бла-бла.
забавный.
Ну да ладно…
По совету мудрого Кости, развесили на окрестные деревья свои мокрые вещи, пока солнце не спряталось… Лагерь принял сюрреалистический вид… Нас даже фотографировали с дороги… Музей, блин, нашли, блин!
Кажется, в этот день Леночка заболела… Ну, простудилась, видимо. Затемпературила.
Вот.
А!! Чуть не забыла! Мы же открыли один из двух подарков, подаренных нашей группе оставшимися в Москве товарищами!!!
Ну, есть такая традиция — остающиеся дарят подарок отъезжающим. Дарят что-то такое, что народ должно порадовать. Обычно, какие-то продукты.
Так вот.
Нам подарили фейерверк.
Смеялись и радовались мы долго. Толику очередной респектище!

 

Глава седьмая: 4 мая или «знакомство с плато Лаго-Наки»

Итак… Настал наш самый сложный ходовой день.

При первом взгляде на ботинки, началась жуткая депрессия, а в голову закрались мысли о суициде. Ботинки за ночь не просто замёрзли, а покрылись ледяной корочкой. Какая мерзость.
Пошли, заплатили за вход в заповедник, вышли на плато.
Нет, с утра идти было ещё нормально, т.к. снег был довольно-таки твёрдый (учтите, всё в мире относительно). Ненормально стало после обеда.
Да, кстати! Про сам обед. Представьте себе картину: плато. большое и относительно плоское. в горах. всё в снегу. снега много. и над этим самым снегом совсем-совсем низко летают ласточки. стаей. наверное, это был главный шок похода для меня. впрочем, их присутствие довольно объяснимо: насекомые там тоже есть. Гришка комара видел… Цитирую: «вот как можно в один день натропиться, обгореть, промокнуть, замёрнуть и быть покусанным комарами, а?» конец цитаты. На обеде сначала Валерка, потом я поиграли на гитаре… тоже ничего так картинка, полагаю…
А дальше началась самая попа.
Потому что снег подтаял, и проваливаться в него стало легко-легко. Тактика движения (причём очень удачливого человека): на каждый 10 шаг ты проваливаешься по колено в снег, на каждый 200, падаешь. Не столько выматывает физически, сколько просто бесит.
Вобщем, день действительно тяжёлый получился.
Решили открыть второй Толиков подарок. Там были консервы — ананасы и персики. Спрятали до лучших времён, поскольку, как сказал Костя, в морозную ночь у потухшей горелки их есть кайфа ну ни-ка-ко-го

 

Глава восьмая: 5 мая или «везде знакомые лица»

Подъём был запланирован в 4 утра. Потому что, по насту ходить намного приятнее, чем по рыхлому снегу… Правда, вышли мы всё равно в 7… но наст ещё был. (ещё как был!)

А ночью меня, как всегда, когда надо рано вставать, и боишься проспать будильник, посетили глюки о том, что он звонил… Причём, выглядело это так (ох и не повезло же моим соседям по палатке!):
мне приснилось не только, что будильник прозвонил, но и что Костя с Грихой проснулись и собираются… Я села, открыла глаза и увидела, что все мирно дрыхнут… Легла, закрыла глаза, и тут началось самое интересное: я окончательно запуталась, снится мне то, что все собираются или то, что все спят… Наутро Костя рассказывал, что у нас с ним был диалог следующего содержания:
Я: блин! я не могу отличить глюк от реальности…
К: реальность, это там, где всё хорошо. спи.
А потом ещё у Катюшки телефон взбесился, и я в очередной раз решила, что это будильник…
Вобщем, не повезло моим соседям. =0)
Процедура запихивания чего-то, похожего на ноги, во что-то, смутно напоминающее ботинки, по-прежнему, хм, не очень приятна… Некоторые личности, чтобы всё же обуться, отогревали ботинки на горелке.
А через 2 перехода после подъёма, мы увидели чьи-то палатки. На самом деле, ничего необычного в этом нет, потому что туристов самых разнообразных на плато до фига и больше… Главное достоинство этих палаток было в том, собственно, что это были палатки отделения Заустинцев.
Илюша посмотрел на нас, и сообщил своим о том, что перед нами живой пример того, что можно вставать раньше…
Макс пытался выменять у меня чай на сахар… узнал, что сахара у нас у самих много и расстроился…
Танюшка жаловалась, что вся неспасённая вода превращается в каркаде и что Макс со своим каркаде заколебал всех уже…
А, впрочем, рады были безумно, что встретились… Ну, я точно была рада. Очень-очень. =0)
А дальше… дальше мы пошли на Фишт-Оштенский перевал. Единственный категорийный в нашей культурной программе.
Ну, собственно, на перевал мы пришли практически одновременно с Заустинцами. Сейчас объясню, почему…
Снег то начал проваливаться… А тропы то изначально не было… А мы то её сделали… Так что, они шли уже по тропе, и им было легче.
ха! Костя вначале раскритиковал тактику этого отделения… говорит, дескать, вот вы умные: специально так поздно встаёте, чтобы потом тропить, да?..
а, вот, когда они нас по готовой тропе догнали… вот тогда он взял свои слова обратно…
На перевале мы обедали. вместе.
а потом мы пошли прямиком на Приют Фишт, а ребята на Пшехо-Су.
но.
В тот день нас ждала ещё одна встреча. Как только мы с перевала спустились, увидели Лазаркинцев, которые на тот же самый перевал шли с другой стороны. С Приюта, где они оставили заброску. Снова радовались встрече… Реально, черртовски хорошо!
так. собственно, Приют…
Совсем забыла сказать, что у нас был анти-альпенштоковый день. Ну, посудите сами: Лена свой шток упустила ещё с утра, Катя свой сломала, а Костя уронил ледоруб в реку Белую (ледоруб впоследствии был всё же спасён)
На Приюте застали троих товарищей из Сочи. Товарищам лет под 40 — 45. Товарищи собирались идти на Фишт.
Печка на Приюте порадовала… Единственное, чего я не понимаю, куда больше дыма попадало: внутрь домика или всё же на улицу…
Первый этаж был признан абсолютно нежилым… кстати, жалею, что всё же туда не слазила… Ах, да, забыла сказать, что входили мы через второй…
Появились варианты планов на следующий день:
1) встать в 2-3 ночи, позавтракать и сходить на Оштен
2) остаться на Приюте, выспаться, устроить какую-нибудь снежно-ледовую тренировку
В результате, разделились: Гриха, Валера, Катя и я решили идти на Оштен, Костя — в одиночку идти на Фишт — проконтролировать Заустинцев и Лазаркинцев, а Леночка (исключительно из-за того, что заболела), Лена, Юля и Катюшка остаться на Приюте (как сказал Костя, устраивать тренировку по лесозаготовке)

 

Глава девятая: 6 мая или «наша первая вершина»

Встали мы в 3, около 4х вышли.

Всё познаётся в сравнении. Получала нечеловеческий кайф от того, что у меня мокрые ботинки. Потому что, они были просто мокрыми. На них не было ледяной корки, и их вполне возможно было одеть. Как мало человеку нужно для счастья…
Кстати, дико порадовала сцена уговаривания Валеры Катей (в предыдущий день)
— Не, я не пойду. Я посплю лучше
— Ну, смотри сам…

— Так… у нас там будет перекус… думаю, остающиеся тут переживут отсутствие чернослива и орехов…
— А что, чернослив уносят? о_О Ну, тогда я пойду…
Сначала шли вместе с Костей. Потом, договорившись связываться по рации каждый час, пожелали друг другу удачи и разошлись.
Я до этого писала, что было сложно? Так вот. Сложно мне, оказывается, ещё не было.
А, вот, идти на Оштен было уже сложно. Останавливаешься отдышаться, оглядываешься — кружится голова. Дыхалка у меня всегда была не то, чтобы очень, так что, я задыхалась…
Поочерёдно, то я то Катя пёрлись в самой попе…
А Гришка и Валерка, посмотрев, как мы мучаемся, поочерёдно рубили ступени. Гриха ноги даже сбил…
Вобщем, вот…
Зато когда мы оказались наверху… ох…
Вобщем, не зря шли так долго. А взобрались мы туда в 9…
Там такой ветер!!! Просто уносит, альпеншток из рук вырвать пытается…
Но Господи… КАК ТАМ ОФИГЕННО!!! Безумно-безумно красиво! Ну, то есть, просто слов нет. Одни буквы.
Ну и пускай вершинка лёгенькая — всего 1А. Зато, это моё первое восхождение. И я его запомню. И это что-то потрясающее.
Сняли записку. Записка пробыла на вершине аж 40 минут. И написана она была Лёхой с большой буквы.
Собственно, как только мы спустились на перевал, нас ждала ещё одна историческая встреча с друзьями. Друзья сказали, что хотят сегодня прийти на Приют, потусоваться там немного и пойти дальше на юг, чтобы как можно раньше выйти к морю.
Да! Совсем забыла сказать, что это был день рождения Дениски.
Дальше события складывались так:
Вернулись. Грихо лёг спать, заявив, что до следующего сеанса связи его не существует.
Мы с Катюшкой замотались в спальники и легли болтать о жизни.
Пообедали, угостили Лёху.
Лёха решил, что к морю они непременно пойдут, но попозже, и остался ночевать на Приюте.
Дождались Заустинцев. Послушали про их приключения. Посмеялись над Максом… Ох, чувствую, ГПХ теперь притча-во-языцах. Со своим каркаде… Впрочем, Костя рассказал про неземной вкус их чая… С привкусом чая, заваренного вчера и каши, которая была на завтрак… Короче, жжот не только Макс.
Дождались Лазаркинцев. Я облажалась в очередной раз. Потому что, решили сварить им суп. Ну, потому что они голодные, холодные и уставшие. А я, как обычно, пролошила, и в результате не успела. Вот. И мне очень-очень стыдно. Ну да ладно.
Вобщем, на Приюте встретились почти все. Вот тут то и пригодился заботливо подаренный фейерверк…
А вечером, когда наше отделение поголовно легло спать, товарищи решили поиграть на гитаре… Ну, те, которые сочинские. А тут ещё Заустинцы в лице Илюши, Танюшки, Женьки и Ленки пришли… И Лазаркинцы в том же домике разместились…
Я, например, кайфовала, слушая, как они играют и поют… А, вот, Грихо, кажется, не очень, потому что заснуть у него категорически не получалось, хотя очень хотелось…

 

 

 

Глава десятая: 7 мая или «быстрая смена времени года»

И тут до меня дошло, что до конца похода осталось всего 2 дня. Приняла я эту обескураживающую новость стоически…

Ну, наше героическое отделение проснулось первым. И с Приюта, соответственно, ушло раньше всех.
Взяли два некатегорийных перевала: Белореченский и Черкесский, и пошли, собственно, вниз.
Видели радугу вокруг солнца. Костя называл это явление каким-то умным словом, но я не помню…
Снег, оказывается, бывает тёплым… Ну, по крайней мере, может таким казаться.
А на обеде с нашей группой случилась форменная повальная истерика. Хохотали все и над всеми. Что лишний раз показывает, насколько мы сдружились…
Начали посещать мысли о Москве… Правда, они были примерно такого содержания: «вот, приеду я 10 в Москву… а 11 в институт… А в чём же я в институт пойду, если эти ботинки насквозь мокрые, а? Ведь, по Москве то в мокрых ботинках не походишь…»
Вообще, день был окрещен «днём весёлого спуска».
Почему весёлого?
Да потому что, весело там было… Наперегонки вниз по склону.
А ещё  мы заблудились слегка. Поэтому последние несколько часов перед сном шли без привалов и с единственной целью: выйди к воде, которая шумит где-то внизу.

Да, кстати, забыла сказать — из снега то мы вышли… Ощущения нереальные: с утра ты проваливаешься по колено в снег, а вечером продираешься сквозь заросли готовых расцвести рододендронов!!!
Ну так вот… Собственно, фишечка: мы шли до темноты. С группой догнавших нас Заустинцев. Вниз. Потом на относительно ровной площадочке встали, и Илюша пошёл на разведку. Выяснилось, что к реке могут спуститься только самые стойкие и тренированные люди (читай, руководители отделений) да и то на попе. А дальше мы пошли наверх — искать удобное для ночёвки место.
Ну, местечко, конечно, не ахти нашли, но палатки поставить было можно. А когда вернулись товарищи с водой, жизнь вообще стала хороша. А когда Костя стал рассказывать истории про чёрного альпиниста и ему подобную нечисть, от плохого настроения ничего не осталось (кажется…у тех, у кого оно вообще было плохим… а некоторые личности из обоих отделений были слегка деморализованы. впрочем, вполне понятно и простительно).

Правда, спать было «немножко неудобно», так как я всё время сползала вниз, и мой нос в результате оказывался на уровне поясницы товарищей… Вот так просыпаешься, открываешь глаза, а перед тобой — попа… Приятно познакомиться.

 

 

Глава одинадцатая: 8 мая или «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались»

Начался наш последний ходовой день с волевого решения сначала выбраться с этого склона, а уже потом завтракать. Собственно, проблем с водой никто не отменял.

Пока все сворачивали лагерь, Костя, Грихо и Илюшо сходили в разведку. Они вернулись, и мы тронулись.
После вчерашнего снега по колено казалось, что идёшь по какой-то волшебной стране. Краски очень яркие…
А ещё выяснилось, что на весёлом спуске куча народу сбили ноги. Вот кто бы мог подумать, что вниз идти хуже, чем наверх!
Вышли к Шахе, позавтракали…
А дальше дорога не отличалась особым разнообразием — мы просто шли по безумно-красивой местности… И время от времени пересекали притоки реки по висячим мостикам, от которых лично я была в полном и безграничном восторге.
Ближе к вечеру состоялась историческая встреча с последними не встреченными товарищами — Настиной группой.
А ещё мы чуть было не потеряли Юлю. А произошло это так: Лена, которая вчера повредила ногу и я плелись почти самыми последними. За нами шёл только Костя — вечный замыкающий. На очередном перекрёстке мы повернули направо — туда, где увидели мелькающую впереди Юлькину спину (логично, да?). А по карте надо было совсем даже налево… Так что Косте пришлось бегать её догонять. «Я вышла на поворот, никого не увидела и пошла по главной дороге…» Ога! Не важно, что дорога в обе стороны абсолютно идентична!
А у следующего мостика, там, где у нас был привал, местный дедулька в семейниках и с рюкзаком просил взять его с собой… Забавный такой…

Уже почти у самого Солохаула, куда, собственно, и лежал наш путь, услышали звук мотора… Разбежались по обочинам… Выезжает, значит, из-за поворота грузовик… А в нём сидят два наших отделения в полном составе!!!
Вобщем, последние 1,5 километра мы ехали практически с комфортом… Практически — потому что народу в этом грузовике было чуть больше, чем он мог вместить.
А в Солохауле ломанулись в долгожданный магазин, накупили разнообразных вкусностей, дождались автобуса до Дагомыса…
Вот, про автобус, пожалуй, чуточку подробнее…
ммм…
Ну, собственно, наша большая и дружная компания благополучнейшим образом заняла весь автобус… Причём, даже с учётом, что всем места не хватило, так что сидели по трое на двух сиденьях… Костя с Валеркой с Грихой расположились на рюкзаках… Вобщем, вот так. В тесноте, да не в обиде. Достали гитару… «Оранжевое Настроение» теперь моя любимая песня…
Не знаю, насколько наш дружный хор понравился водителю, но лично мне было на редкость хорошо…
Ну, представьте себе: автобус, полный туристов которые хором поют, скажем, Пластилиновую ворону… Представили? То-то же!!!
В Дагомысе мы были уже затемно. Поэтому, не мудрствуя лукаво, поставили палатки на городском пляже и легли спать… у самого-самого моря…

Глава двенадцатая: 9 мая или «настала пора прощаться»

А наутро пришли они. Бомжи Дагомыса. Точнее, один бомж. Просил сигарет или поесть. Костя подарил ему пачку сухарей, и от нас отстали.
Но вышеупомянутые бомжики были не единственными нашими гостями. Близко-близко к берегу подплыли дельфины. Вот это было потрясающе!! (в отличие от вышеупомянутых бомжей).
Каким-то чудом на пляже появилась Маруська. После соревнований приехала. К нам. Так здорово! Странно и здорово…
Ну, что же… Поход завершён. Мы у моря. Вечером у одних товарищей поезд, у других самолёт… Завтра, 10, самолёт у оставшихся… Как-то потрясающе неправдоподобно. Не верится. Категорически не верится.

Какие-то рассеянные сборы, последние крайние разговоры и приколы…
Юлины размышления об организмушке, который требует тушёночки… холодное море…
выпускание неизрасходованного газа…
«Партсобрание»… Ну, то есть разговоры на тему кто чего ожидал, кто чем доволен или не доволен… Оказывается, наша единичка была сложной. Из-за снега.
Заботливые Костя с Грихой нашли всей дружной компании остающихся комнаты…
Переселение…
ДУШ!!!!!
Электричка до Сочи… Вокзал…
Прогулка с частью товарищей в Ривьеру… Пиво…
Проводы улетающих, а потом и уезжающих…
Прогулка с другой частью товарищей опять, блин, в Ривьеру…
Маршрутки…
И потрясающий вечер. С шашлыками и красным вином. И гитарой… Только тихо-тихо, потому что запретили после 11 шуметь…
Сонные, усталые, не очень трезвые…
хорошо, тепло, дружно…
словами не передаётся. слова блёклые…

 

Глава тринадцатая: 10 мая или «пора в Москву»

Проснулись…
Вот, лично я жесть как не выспалась.
Особенно учитывая, что нас поместили четверых в двухместную комнату.
Позавтракали…
Наташка — очень хозяйственный человек. Поразительная девушка!
И — на море.
Холодное то оно холодное… Но кто сказал, что купаться невозможно? Ещё как возможно!
И долгие попытки уйти с пляжа… Потому что безумно не хочется… Дико… До чёртиков…
Нас 8.Адлер. Столовая. Реальная такая общепитовская столовая. Где мы и допили оставшееся с вечера вино…
Процедура проверки в аэропорту. Взвешивание рюкзаков… В 15 кг с трудом уложились
И — самолёт.
Вот, собственно, и всё… Потрясающие какие-то ощущения, воспоминания… Хочу обратно… До сих пор хочу обратно. В любой из походных дней. Такое впечатление, будто я приобщилась к какому-то чуду… Нет, даже не так… К чему-то большому, просто необъятному. И замечательному. К какой-то тайне что ли…

 

Лара Анохина. Завпит группы.

Comments are closed.