Рассказ про траверс Маашей-Баши

Команда на пике Карагем-Баши

В августе 2009 года, после прохождения маршрутов 3-4 к.с. все команды туристской школы МИЭМ и МИСиС собрались в долине реки Маашей на стоянках «Солнечные»… Встреча была бурной и горячей. И…

Озеро Маашей

…Всё, погнали наши городских… Всем пока! Всем до свидания! Чмок, чмок. Рукопожатия, обнимания…
Вы наверное завидуете нам? А как я завидую вам, дорогие мои! Через день вы будете спать в кровати и кушать свежую вкусную еду. На нас в разрывы облаков смотрит белоснежная стена, на верхнем краю которой читается наш предстоящий путь. Кстати, и зачем я вчера так много пил? Утром тошнило, голова болит. Ох уж эти алтайцы! Бегали к ним в зимовье за водкой. Купили. Две бутылки нормальные, а третья — явно палёная, «Мособлспирт» называется. И ещё толи Монгол, толи Женёк со своим настоем радиолы розовой! И пиво, пиво, жаренные грибочки! Не удержался и прибурханился. Так мне и надо! Ничего, за следующую неделю искуплю все грехи, спишется со всех нас за весь предыдущий год.

Перевал Тамма

Минуем озеро Маашей. Рутинный подъём по тропе разбавляют потрясающие пейзажи ледника Большой Маашей. Стоп машина! Ночёвка у волшебного озерца, приютившегося у левого края морены. Лагерь не на снегу, вода не из топлёного снега, а из озера и…недопитая вчера бутылочка пива на ужин! Не жизнь, а мечта! Ладно, сегодня ещё грешим. А завтра всё — епитимья!

Подъём на перевал Тамма

Переночевали. Ночь прошла — и ладно.
Взбираемся на боковую морену, а затем выходим на тело ледника, который единогласно назван пломбиром. Тоска по нормальной еде вызывает гастрономические ассоциации. Начиная со средней части ледник-пломбир присыпан неким аналогом шоколадной крошки — покровной мореной, которая накрыта свежим слоем снега. Это раздражает, так как приходится снять кошки и, как следствие, матерчатые подкошечные бахилы, обрекая ботинки на промокание. А гори оно всё огнём — я вымочил ноги на подходах! Каюсь. Это всё за предстартовые грехи.

Макс, это ты?

Топаем себе и топаем, а ближе к вечеру начинается снегопад. Во мгле выбираем место для ночёвки и, прозондировав снег на наличие трещин, устанавливаем лагерь. Ночуем прямо под перевалом Игоря Тамма, подъём на который со стороны ледника Большой Маашей представляет собой не сильно разорванный , но достаточно крутой ледопад. К ночи немного проясняется, но иногда налетают снежные заряды. В кулуарах перевала Актру Нижний и на пике Тамма начинают греметь лавины.

На перевале Тамма

Наступило яркое и солнечное утро…За бортом около -10. Благодать… И тут…
Аларм! Где бумага?! А хрен её…Судоку пойдёт? Давай судоку! Вот-вот лови! А этот листик оставь, я ещё не дорешал! Ноги — в «дежурные» пластики…
Чёрт, молния смёрзлась! Трык-трык-хрясь — собачка к чертям… Да где эти судоку? Вот тут только что валялись! А-а-а-а, поздно уже! «Поздно уже! Поздно уже!…» — таки уж и поздно? Нет, всё обошлось, только собачку поломали. За бортом слышно удовлетворённое покряхтывание и шелест сминаемой бумаги. Эх, судоку, вы мои, судоку, а ведь я хотел разгадывать в день по квадратику. Значит не судьба.

На гребень Карагем-Баши!

Лезем на перевал Тамма, нам не то чтобы очень трудно, но всё время кажется, что до самого трудного места мы ещё не долезли. Ан нет — вот и долезли! Народ кучкуется на снежном выполаживании перед нормальным таким взлётом. Но, тфу! — что здесь за рельеф?! Это и не снег и не лёд, до твёрдого льда не докопаться, ледобур не вкрутить, а до 90 градусов, однако. Дорогу нам преградила очередная ступень ледопада, состоящая из пакостного белого фирна, маскирующегося под благородное ледовое покрытие. Спускаюсь к ребятам на полочку, собираю ледорубы, которые и вручаю Максу. Имеешь платформенные кошки и пластиковые ботинки? Стало быть тебе и лидировать. А эта груда ледорубов и есть материал для изготовления промежуточных точек страховки. Это такая специальная «английская» техника.

Женёк вылезает на гребень

С песнями да плясками Макс-таки пролез ключевой участок и провесил групповые перила. Траектория его движения, продиктованная разрывами ледника, хоть и стремилась к идеалу, но всё-таки была далека от него, поэтому в самом начале подъёма имелся маятник-очаровашка, с выносом на отрицаловку над бергшрундом.
На верхнюю станцию пришли все, и почти все с рюкзаками… Первым без рюкзака был Макс, который вешал перила, а вторым человеком была Женечка, душа которой не вынесла «позора мелочных обид», и поэтому рюкзак её гордо висел над ледником Большой Маашей, надёжно притороченный к промежуточной точке страховки, пятнадцатью метрами ниже нас. И как-то так само собой получилось, что за рюкзаком полез я. Дело-то не хитрое — дюльфернуть до станции, взять рюкзак и снова зажумарить наверх. Но я забыл про свои предстартовые грехи…

На пути к Карагем-Баши

Уже подлезая к рюкзаку я увидел, что ни одна промежуточная точка ниже рюкзачной не снята.
«О как @#$ №;%:?*( неприятно!» — подумал я. А снеговая туча вовремя накрыла склон весёлыми хлопьями снега. Собрав все ледорубы, я поднял голову и прикинул масштаб работ на ближайшие минуты. И тут я увидел сюка-рюкзак. Что такое сюка-рюкзак? Это обычный рюкзак, который сюка-висит на, сюка-шестимиллиметровом репшнуре, натянутом, сюка, по самое не балуйся, потому-что это только начало траверса и в сюка-рюкзаке, сюка-вся еда на восхождение. И вот когда ты сюка-подлезаешь к нему в начинаешь напрягать все свои сюка-мыщци, одевая этот сюка-рюкзак, каждый сюка-ледоруб начинает тыкать тебе в бок своим сюка-острым клювом. А ещё сюка-рюкзак обладает свойством быть отрегулированным под нежную женскую натуру, поэтому его сюка-поясник приходится как раз на твою сюка-грудь, а сюка-лямки сюка-дарят невероятную сюка-возможность получить синдром длительного сюка-сдавливания уже через сюка-двадцать секунд транспортировки! Ладно, вот с такими вот эвфемизмами, залез наверх…

Лагерь перед вершиной Карагема

…А там новый повод для веселья! Демонстрируя непревзойдённую доблесть и готовность к жертве наш Женёк оседлал острый край берга, прогарцевал по нему около 10 метров, выбрался на плоскую часть ледника и…убежал, в клубах снежной пыли волоча за собой бедного Вадика. И всё бы ничего, да верёвку длиной 60 метров Женёк забрал с собой. У остальных участников восхождения на подобные подвиги мужества не хватило, поэтому мы поимели ещё полчаса незабываемой снежно-ледовой работы, обходя злосчастную трещину. Худо-бедно, но скоро мы уже разбили лагерь на седловине перевала Тамма. Вокруг всё белым-бело.

Что тут скажешь?

Утро ещё холодней, чем вчера. Обалденные виды в обе стороны перевала! Снегу-то навалило! На ровной поверхности ледника искрится солнце. На небе нет ни облачка — синь до самого горизонта! Двигаем по довольно плоскому леднику к гребню пика Карагем-Баши. Быстренько обговариваем возможные варианты подъёма на гребень, и выбрав самый, на наш взгляд, логичный путь, лезем вверх. Умеренная техническая работа. Лидирует Женёк, пуская противные катышки снега. Пока я сидел на рюкзаке эти катышки скопились под задницей и успели растаять, поэтому у меня вымокли штаны и всё, что под ними. Это же надо, в солнечную погоду по простоте душевной схлопотать сырое исподнее!
Далее в порядке имитации технического отчёта. Нижнюю часть гребня прошли на три такта, затем 50 метров переменная страховка, затем 60 метров групповых перил. Гребень! Видим вершину! Далее 50 метров перил на траверсе гребня, а затем надо бы бежать ногами до вершины! Но стоп: пора обедать. Оперативно перекусываем на хорошей снежной площадке и дуем дальше. Начинается относительно неглубокая тропёжка. Противна она тем, что мы порядком подустали, и всё-таки сказывается набор высоты. Мы приближаемся к рубежу четырёх тысяч метров.

Почти уже пришли

У вершины захватывающее чувство! Вот она — рукой подать, но — хрен! Сперва пролезь вот этот аккуратненький и узкий предвершинный гребешок! У гребня потрясающе чёткие грани и нет карнизов! Резко портится погода. С севера налетает облако, начинает идти какая-то мокрая снежная каша. Уже успевший полюбится мне гребень растворяется во мгле, и уже нельзя ни рассмотреть вершину ни оценить крутизну склона. Снег и облака сливаются в однородную серую массу. В течении пятнадцати минут ждём окна в погоде, но оно так и не наступает. Отходим до ближайшей ровной площадки. Сорок минут и мы сооружаем на гребне аккуратный ровненький балкончик на две палатки. Топ-топ-топ, хрум-хрум-хрум — и рядом с балкончиком появляется очаровательный туалетик на одну персону. Класс! Устроились с шиком, с блеском! Всем ужинать и спать.

Костик обозревает владения

Просыпаюсь и сразу выглядываю за борт. Оооо-г-о! Это самое чудесное утро лета! Это утро побило даже днёвку в долине реки Йолдоайры, в день откапывания продуктовой заброски с литром коньяка! Описывать свои чувства, пожалуй, дело праздное. У каждого свои впечатления от сияния утренних гор, поэтому оставлю всех наедине со своими мыслями. Но, думаю, что большинство из нас подвергает себя всяческим походным лишениям именно ради таких моментов.

Цель вижу, в себя верю, движение начал

Несмотря на весь антураж и спецэффекты начинаем рутинную работу. Чуть ли не в спальнике одеваем страховочные системы, кошки, готовим кашу, собираем вещи. Без курьёзов это утро тоже не обошлось. Наш Женёк, очень хотел попасть в мой рассказ про траверс, поэтому расстарался! Во время сборов лагеря мы всей командой наблюдали, как женьковский коврик «медленно и как бы нехотя» скользил к краю перегиба, плавно набирая скорость… Больше своего коврика Женёк не видел. Искренние улыбки весь день не сходили с лиц ребят. В трудные минуты мысль о том, что как бы тебе ни было плохо, а кому-то придётся сегодня спать на рюкзаке, согревала сердца участников. Шутка. Поехали дальше…

Верховья Карагема

Через некоторое время выдвигаемся в сторону вершины. Вот и наш любимый предвершинный гребешок. Ну-с, кому достанется взрыть кошками девственные снега последнего участка перед вершиной? Можно мне? Конечно можно! Макс выдаёт страховочную верёвку. Я перешагиваю на другую сторону гребня и начинаю траверсировать его с противоположной от Макса стороны с небольшим сбросом высоты. Несмотря на отсутствие карниза двигаться непосредственно по верху гребня стремновато. Выхожу на всю длину верёвки.
Метр! Надо делать станцию… Снег как пух, глубокий и мягкий. Где тут у вас ледок? Ну-ка? Начинаю копать площадку. Лёд, ты где? А вот он! Склон подо мной исчезает, и я по пояс влетаю в наклонный берг, проходящий в нескольких метрах под гребнем. Эвона как! Сам себе берг откопал.

Спуск с Карагем-Баши

Ничего страшного, выкарабкиваюсь на снег, беру чуть выше, и вот уже готова хорошая ледорубная станция страховки. Принимаю Макса и тут же выпускаю далее. Ещё одна смена лидера, и я шагаю на вершину Карагем-Баши. Стоит отметить, что пафос момента был нарушен коротким торжествующим и явно неадекватным смешком, вырвавшимся из иррациональных глубин моего подсознания. Быстренько взяв себя в руки, конструирую станцию и креплю горизонтальные перила. Вся группа поднимается на вершину. Ура-а-а! Крутим головами, любуемся. Делаем общее фото на фоне пирамид пика Маашей-Баши и его спутника и начинаем спуск в сторону перевала 60 лет Октября.

Антарктида под Маашей

Далее следует прогонный участок. Тропим вниз до выходов скал, далее одна верёвка траверса по скальному гребню и одна верёвка дюльфера по скалам до снежного выполаживания. Ещё чуть-чуть и обедаем. Солнце, снег, синее небо, чай со вкусом солнцезащитного крема. Крутота-а-а-а…

Мы на вершине Маашей-Баши

После обеда выходим к пику Маашей-Баши. Несколько переходов, манёвры по обходу гигантских трещин и мы на месте ночёвки. Это место мы назвали Антарктидой. И несмотря на то, что никто из нас в Антарктиде не был, мы уверены, что там всё так же как и на нашей ночёвке под пиком Маашей-Баши. Вечером мы с Женьком пасёмся на улице, готовим ужин, хрустим снегом и любуемся закатом. Холодно тут, наверное, как в Антарктиде.

Карниз улетел...

Рано-рано утром, с первыми будильниками продираем глаза. Облака есть, но стоят ниже нас. Небо чистое, дует сильный ветер. На перемычке между Маашей и второй вершиной гуляют снежные завихрения, прозрачно намекая на то, что скоро кому-то выдует мозг.

Ну что же, перед нами апогей траверса — 4177 м. И погода есть! Поражаюсь нашему везению! Завтракаем, пакуемся и вперёд. Карабкаемся на три такта по вылизанному ветром склону. Вот мы уже на гребне и продолжаем тропить вверх. Подъём достаточно простой, идётся ногами хорошо. Каждый раз кажется, что Женечка, идущая первой, уже на вершине. Топ-топ-топ… Всё, дальше только вниз. Вершина! Снизу поднимается Женёк и, делая вид, что за шаг преодолевает один вертикальный метр, приговаривает: «4171…4172…4173…». А может он считает шаги? Тогда ладно. Вершина без «крыши», на север висят большие карнизы, поэтому мы траверсируем вершинный гребень, стараясь не искушать судьбу.

Вершина Маашей-Баши

Делая первую ледобурную станцию мы увидели следы какого-от животного. Вернее, вначале мы подумали, что это следы от катышков снега, но затем задумались, а как это у катышков снега может быть форма лапок зверя? И почему эти комочки летают всё время по четыри штуки? И потом редкие катышки снега летят вначале вниз, а потом вверх по пятидесятиградусному склону. А в одном месте в снегу была даже прописана маленькая дырочка! Секция «высокогорные животные» краеведческого музея в Барнауле развеяла наши сомнения в собственной адекватности. Загадочные следы на вершине Маашй-Баши вероятнее всего принадлежат снежному коту — Манулу, ареал обитания которого простирается до высот 4700-4800 метров. Двигаем дальше… Спускаемся по южной стороне горы. Макс выпускает меня вдоль стрёмного снежного гребня, который обрывается на юг 60-70 градусной стеной. Мне страшновато, поэтому я инстинктивно жмусь к более пологой верхней части гребня. Костик резонно замечает, что хорошо бы мне не играть с карнизами и приспуститься на несколько метров ниже, что я и делаю. По выходу на всю длину верёвки, я делаю ледобурную станцию и креплю горизонтальные перила, по которым начинает движение Настя… Фшых! Внушительный кусок карниза улетает вниз по северной стене. Линия отрыва карниза как раз совпадает со следами моего ледоруба на гребне.

Ещё раз Антарктида

Далее двигаемся медленно и очень аккуратно, подолгу простаивая на сильнейшем ветру. В какой-то момент я понял, что сейчас выше нас на этой высоте в округе нет ничего. Видно и Иикту и Найрамдал и Белуху с Делоне, но все они кажутся маленькими и далёкими. Весь поток воздуха беспрепятственно перемещающийся на высоте 4000 метров идёт сквозь нас не стихая ни на минуту. Я испытываю ощущение полной беспомощности перед силами природы.

Следы на песке

Потихоньку спускаемся в сторону перевала Маашей-Абыл-Оюк. Высота становится меньше, снег глубже, ветер слабее. Наблюдаю интересный оптический эффект: со спуском Белуха кажется сильно ближе! Провешиваем последние 150 метров до выхода на выполаживание, а далее ножками топаем к седловине перевала. На обед кушаем сырокопчёную колбасу и что-от ещё теряющееся в её вкусе… После отдыха выходим в сторону перевала Надежда, часа полтора-два уходит на умеренно технический траверс гребня и мы на ровных каменистых площадках! Встаём на ночёвку. А за нашими спинами белеет северная стена пика Маашей-Баши, предоставляя возможность рассмотреть карнизы, вдоль которых мы шастали сегодня днём. Женечка и Вадик готовят долгожданный ужин. Светит вечернее солнце, нам становится немного теплее, и я даже снимаю ботинки и одеваю кеды «Abibos».

Манул. Погладь кота!

Встав утром спозаранку, обнаруживаем, что погода далека от совершенства. Небо затянуто высокими облаками, временами начинает идти негустой морозный снег. Спускаемся с перевала Надежда не влоб, а с подвыподвертом. Всем уже надоела снежно-ледовая техника, ноги просят осыпного склона, поэтому, дюльфернув на 150 м, мы выходим на правый скально-осыпной контрфорс идущий до плоской части ледника. Какое это наслаждение не спеша балансировать на кирпичиках осыпи, ощущая себя королём ситуации. Перевал Надежда имеет категорию трудности 2Б. Не знаю, какая сторона у него определяющая, но наш путь спуска на север больше похож на среднюю 2А. Нет, если идти перевал влоб по ледовому склону, то это будет 2Б, но можно иметь в виду, что вот тут рядышком есть и 2А. Вдруг кто захочет схалявить?

Ночуем тут!

После спуска на ледник мы обедаем на покровной морене. Погода продолжает портиться, перевалы Маашей-Абыл-Оюк и Надежда периодически закрываются снежными облаками. Вершина Маашей-Баши уже давно не вылезает из тумана, и я в очередной раз радуюсь нашему везению.
После обеда мы выдвигаемся вниз в сторону реки Маашей и проходим волшебное озерцо, у которого мы ночевали в самом начале рассказа. Ещё несколько переходов и мы входим в лес! Деревья в этом лесу чуть выше нашего роста, но это деревья, а значит — дрова. Хватаем великолепную тёплую ночёвку с костром, и изредка моросящий дождик не мешает нашим ночным разговорам.

Пожалуй стоит закончить рассказ. Но как и в любом порядочном сочинении на тему «Как я провёл лето» должен быть вывод.
Вот и он: ходите траверсы, господа, это красиво и интересно.

Наша команда:

  • Костик Бычков — руководитель
  • Вадик Базильян
  • Денис Шилкин
  • Женя Богатова
  • Женёк Лазаренко
  • Макс Кондрашкин
  • Настя Романова
  • Манул

Шилкин Д.А., ТК МИЭМ

6 comments to Рассказ про траверс Маашей-Баши

  • MaximKo

    Диня это круто!
    Прочитал и прямо мурашки по коже! Как будто только спустились оттуда.
    Спасибо тебе и всей команде за эту снежную неделю!

  • MaximKo

    Кстати когда мы спустились, я дал обещание не одевать обвязку 3 недели и с честью его выполнил! =)
    А на фотке с тенью да, это я.

  • Супер! Спасибо, Ден! :-)

  • Romanova

    У меня фотка с Карагема дома в рамочке стоит. :0)

  • птица-секретарь

    Дениска, я тебе уже говорила, а теперь ещё и напишу.
    Ты талантище!

  • Jaga

    Привет из Новосибирска!!!!перед вами ходили….но следов зверька не видели(

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>